Dmitry Naumov at Japan in 2007 Day 13

From AstroNuWiki
Jump to: navigation, search

Слухайте люди дарагия, да у каго уши есмь, зрите соколики, да кто грамоте абучен. С по далекая Желтай Страны к вам челом бьёт слуга ваш пакорный, Димитрий, дта что с под града Чернигаву урадилыся. Не по сваей воле тут случилося, а по службе государявай. Да пслал миня гасударь не мёд пить, не девок ихних обжимати, не глаза лупити на чудеса заморския. Да рек мне гасударь слово своЁ Гасударяво:

- Ты изжай, Димка -грит - да сроби там робятам тамошним. Сенсею -импиратору кланяйся, да реки: Бо, пслал миня гасударь да службу те саслужить, да в любых дилах, особливо гди кумекати надобно. До особливаго приказа гасударя остаюся в твоей воле да участия.

Долга ли коротки, робята, добрался я до окияну. Синий! - ажно дух спирает да в груди колотьё и ламата. Чую ветер, ветерок, чую - духом ненашим стелет. Вона страна чужеземная, дымкай обуятая вся. Сробил я плот, да добралси да земли нерусской.

Встричають, мине значить, желтолицыя, рекут по своему - всё одно не уразуметь!

- Ладны, грю - хорощ, други языками чисать, да отведитя миня в баньку, да за стол пасадитя, да потом пакалякаим.

Всё одно - измываются да над добрым молодцом - всё по карманам лазяют, да ощупыват. От срамата! Ай да размахнулся я да белай ручанькай да вляпил куды следает и добавил всем каму придётыся да па многу разов. Завапили пучеглазыя, налетели аки вороны да на гниздо соколиная, да понакинуля веретен на миня без счёту.

Оказалыся я в тямнице сырой. Думу думаю, думу горькая. Ой, несладкая жизнь приключилася, да впередь ещё страшнее. Как прознаит гасударь шта не сполнил волю яго, не видать мине более ни асин тонкых, ни палей жёлтых, ни деток неразумных с ихней мамкою - жаной маей драгаценной.

Так не бывати тому - думаю, не таков он, слуга гасударявый, маладец русскай да чтоб на откорм чёрным воранам да досталися!

Да скумекал я что одной силою, пущай и силой лютаю, да не папрешь супротив орды вона какой. Тута надобны акалотки да паизвилистей, адной душе русскай ведамые. И как гром да перед очами пронеслася дума смелыя, дума озорная. Да изобресть машину чудную, да что не па земле катится, а по времени. А и неча рассупонивати, разумею, а и злобу маю ненасытная на судьбу горькая обращу ка я против времени. Долга коротка ли сидел-корчился, други, но пропала темница паганая, а замест её друга горница, да велика, да светлым светла.

Огляделся я - вижу молодец, да в кафтане ненашенском, хоть лицом бел аки русич. Я паклон ему - пазволь слово молвить? Стоит не шолохнетыся, да очами водит. А на очах та - слышь, стеклышки, аки у немчуры. Може немец? - думаю. Не, не немец, да речёт вроде и по нашему, да не по нашему:

-Опаньки! Это что за маскарад? Ну молвите свое слово, гражданин.

Уразумел я немногая, но смекнул, шта он миня за боярина принял. А и ладушки. Може легче сталкуемыся.

-Па воле гасударя нашега отправился я службу служить японскому импиратору. Да схватили мине желтолицыя, да в темницу сырую бросили.
-Вот как? Я что-то такое слышал, но сам таможню гладко прошёл. А что и долго держали?
-Сбёг я оттудова да по времени,
-Сбежали по времени? Любопытно!
-а и службу служить всё одно надобно.
-Да, работа есть работа.
-Проведи миня молодец к сенсею импиратору ежели жив он ащё.
-Да что с ним сделается? Здоровый он как лось Ваш сенсей... К сенсею, значит - говорите? Сенсей сейчас в Нагойе. Будет завтра.

Уразумел я что ни увижу сенсея да ждати приспособился - да на полатях. Подбил куфяк, да вздремнути ожидаючи вознамерился - не в пярвой в пакоях царских дневати и ночевати.

-Погодите - рек мне то ли русич, то ли немчура - Вы тут спать что-ли собрались? Я то не против - спите. Так приятно тут по русски поговорить, хоть и с артистом.
-Ну а ежели любо, поведай, кто таков, да смысл твой в чём?
-Смысл? Кабы я знал! А зовут меня Дмитрий, я из под-московья, город Дубна такой есть, может слыхали?
-Маскву знаю, кто же ее ни знаит? А про Дубну я ни слыхивал.
-Ну, да неважно. Занимаюсь я тут проектом одним - Джем ЕУЗО называется. В космосе будет летать, вот - программки пишу. А хотите покажу на экране?

Подвёл миня молодец да к книге амбарной, а в книге той одна палавина серыя, а другая агнём гарит дьявольским!

-Изыди - кричу - исчадия ада.
-Да, ладно, не преувеличивайте, не такая уж и плохая машина - ей и года ещё нет. Вот двести восемьдесят шестая - вот это был чистый ад. Ну и ничего и на ней ваяли - будьте нате! Вот, погляди, я тут анимацию на днях смастерил - ливень в атмосфере.

Закрыл я лик свой руками, бо ожила огненная палавина, а на ней каловорот тварится. Вот уж никаго не боялси - ни валков, ни турков паганных, ни тины балотнай, а тут струхнул я да одури.

-А вот, глядите, мои соколы - на астроню пасутся. Читают вместо работы всякую ерунду.

И заелозил пальцами да по серай стороне адской книги - а она агнём так и вспыхыват. Ах, и закалдобилси я, ах захотел, да чтоб он сгинул нимчура колдовской, да сей же миг, а открыл очи - книга тута, а нимчура со стеклами сгинул как и не было во.

А вить я то грамоте обучен, а бугорочках книги той - буквы. Чудные, но я ужо приспособилси, соколы. Паглядел я на ваши лица чистые, да на кожу белую - и не к кому мине больша абратиться за подмогаю. Вона как вышла та - и татар я бил да без счёту, и в плен миня брали, да я выбрался, да батагами отваживали, а сами их испробовали, и гасударь миня патаму и заприметил - что вёрток я аки веретено, а и везуч, а и удачлив. А вот косьми ложись - а не разумею как мине выбраться отсюдова. Уж падсабите душе русскай не прогневайтясь.


к началу предыдущее продолжение